Джон Голсуорси, «Сага о Форсайтах»

Джон Голсуорси, «Сага о Форсайтах». Когда рассказываешь о книге, надо как-то упомянуть о сюжете, и вот сложность с Форсайтами в том, что там нет чёткого сюжета. Что очень странно, потому что сам по себе форсайтский цикл строго структурирован, персонажи ясно очерчены, все события прописаны, сам Голсуорси выкладывает голосом автора вообще всё, что он хотел этим сказать. Но какая-то единая линия повествования?

Shroud of the AvatarФорсайты рождаются, женятся и умирают, а вокруг происходит начало XX века — вот и весь сюжет. “Сага о Форсайтах” сама по себе и есть книга рубежа XIX и XX веков, отражающая кризис всего мира — и кризис литературный в том числе. Это ещё не кризис языка, Голсуорси отходит от принципов реализма очень реалистическими методами: это подробное, выпуклое повествование с войной, забастовкой, телеграфом, телефоном, автомобилями, паровозами, эмансипацией — про всё на свете глазами трёх поколений одной семьи.

И вот это глазами одной семьи на самом деле не фигура речи. Голсуорси даёт нарраторские привилегии в основном только Форсайтам — за редким исключением. Прочие персонажи не обладают своим голосом и показаны только через отражения в форсайтском зеркале. И если вторая трилогия цикла, “Современная комедия”, уже отходит от этого правила, как бы обозначая, что форсайтская точка зрения на вещи уже не столь приоритетна в современном мире, то первая, основная трилогия, “Сага о Форсайтах” — она, конечно, вся про этот мир, состоящий из форсайтов как из определённой модели общества, как обязательный конструкт эпохи капитализма, незыблемый, вечный, правый.

Первая же глава выводит эту мысль, подчёркивая, что Форсайты не умирают. И всё идёт хорошо, когда спустя какую-то сотню страниц не умирает тётя Энн. После чего, конечно, понеслось. И вот эта прямолинейность Голсуорси, который не даёт забыть читателю, что Форсайты — модель, конструкт, она и отводит трилогию от привычного реализма, что усиливается ироническим названием “Сага…”; сейчас, наверное, не так заметно, что название ироническое, потому что цикл огромный, и что же это, как не сага.

Однако ирония, конечно, в том, что сага не бывает про типичного представителя обычного общества, который к тому же конструкт, да ещё и конструкт со всеми человеческими слабостями, со всей выпуклой телесностью, со всей мелочностью; никакого героизма. Что и говорить про “Современную комедию”, которая вовсе та ещё трагикомедия.
Форсайтский цикл — это такие очень понятные книги, в которых примерно невозможно запутаться.

Всё будет объяснено, прописано и выписано, потому что Голсуорси очень нужно, чтобы его поняли. И это довольно приятно: такое множество крепко сшитых, плотных романов, в которых люди почти люди, но всё равно очень книжные и как будто немножко лучше нас. Мир меняется, но что-то правильное в нём всегда остаётся, а то, что это “правильное” невпихуемо в однозначный конструкт типа форсайтского — только к лучшему.

Diamonds-are-forever

Яндекс.Метрика