О мерах, которые могут быть приняты для повышения безопасности учащихся

О возможных мерах, которые могут быть приняты для повышения безопасности учащихся и учителей рассказал зампред комитета Госдумы по образованию и науке Борис Чернышов. «По ситуации в Курганской области — призываем вернуться к вопросу привлечения мужчин-учителей в школу, это крайне важно.

В семье, в которой мама растит девочку одна, не хватает времени и мужчины, который мог бы дать мужской компонент воспитания. Раньше, когда кто-то обижался на одноклассника в школе, то могла быть потасовка или грубая брань. Третий момент связан с заменой ЧОПов и бабушек, которые сидят на первом этаже, на Росгвардию, которая возьмёт под контроль порядок в школе», — приводит RT слова депутата. Так же Чернышев отметил необходимость повышения квалификации школьных психологов, и усиления их работы с проблемными детьми. Напомним, что речь идет об инциденте, происшедшем 21 марта в школе Курганского района.

Ученица 7-го класса принесла в учебное заведение пневматический пистолет и обстреляла из него своих одноклассников, причинив незначительные травмы (ссадины и синяки) семерым их них. Нужно отметить, что предложения Бориса Чернышева довольно необычны. Как правило, в подобных ситуациях, депутаты чаще всего демонстрируют негодование, желание найти «виновных», на которых можно возложить ответственность, и стремление решить все одним махом, что ни будь запретив или ограничив. То есть показывают свою решительность, предлагая «простые решения» целого комплекса весьма сложных проблем.

Но в данном случае заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке показывает совершенно другой подход к вопросу, намереваясь всерьез заняться его решением, а не изобразить кипучую деятельность. Он абсолютно справедливо указывает на то, что подобные инциденты результат серьезных проблем, с которыми дети и подростки сталкиваются в семье и в общение со сверстниками.

Повышение безопасности учащихся

безопасности, учащихся

Но если работа с мировоззрением детей, с их нравственным воспитанием, а также изменение агрессивной и разрушительной окружающей информационной среды, предполагает долгосрочные программы, то меры усиления безопасности можно реализовать быстро. Как указал Чернышев, сотрудники ЧОПов, ныне охраняющих российские школы, как правило, не в состоянии предотвратить пронос в здания учебных заведений оружия, не говоря уже о способности пресечь силовой прорыв.

Так что привлечение к охране школ (по крайней мере, в больших и средних городах) Росгвардии, а так же установка средств технического контроля, в том числе, рамок металлоискателя и рентгеновского сканер сумок. Конечно и эти меры, не дадут стопроцентной гарантии безопасности, тем более, что школьникам сегодня угрожают не только одноклассники, притащившие в школу оружие.

Известны многочисленные случаи, когда прямо в учебных заведениях или возле них распространяются наркотические вещества, когда школьников вовлекают в криминальные или экстремистские сообщества, подталкивают к противоправной деятельности. Борис Чернышев правильно отметил необходимость активизации работы школьных психологов, которые сегодня во многих школах отсутствуют, или имеют недостаточную подготовку, и выполняют свои обязанности слишком формально. Но ситуация такова, что усилий психолога, чтобы спрофилактировать противоправные действия учеников и возможные инциденты, может быть не достаточно.

Очевидно, что нужна полноценная оперативная работа в школе. Идея школьных участковых или школьных инспекторов реализовывалась в ряде Субъектов Федерации, впрочем, их работа чаще всего сводилась к координации усилий школ и территориальных органов внутренних дел. Но этого явно недостаточно – «школьный инспектор», или, скажем «заместитель директора по режиму» – должен быть максимально информирован обо всем что происходит в школе – кто неформальный лидер, кто неблагополучен, у кого какие проблемы.

Следует отметить, что в наше время, благодаря существованию социальных сетей, сбор такого рода информации не слишком сложен. Эту работу могут осуществлять сотрудники оперативных служб, вышедшие на пенсию, и получившие определенную педагогическую подготовку. Возвращаясь к проблеме собственно «школьных расстрелов» можно вспомнить старую истину, что «убивает не оружие, а люди».

Действия большинства «школьных стрелков», в том числе, и курганской семиклассницы, показывают, что они не вполне понимали, что делают, что такое оружие, и что за всем этим последует. В связи с этим, можно вспомнить совершенно правильный опыт советского образования, когда у школьников воспитывалось то, что называется «оружейная культура». Ученики знакомились с оружием и правилами обращения с ним на уроках начальной военной подготовки и в стрелковых кружках.

Пневматические, а то и малокалиберные тиры были в большинстве учебных заведений. В школе, в которой учился я, тира не было, но под него переоборудовался класс НВП – сдвигались парты, устанавливался импровизированный пулеулавливатель, и мы стреляли по бумажным мишеням. Отмечу, что к «духовушкам – переломкам» мы относились с полной серьезностью, как к настоящему оружию.

Что же касается позиции Бориса Чернышева, то очень важно, что он никоим образом не связывает данную проблему с вопросами оборота оружия, к чему склонны некоторые наши законодатели. Такой подход нисколько не способствует проблеме ее решения, поскольку является попыткой «искать не там где потерял, а где светлее».

источник

Яндекс.Метрика