Жители села-острова в Якутии спасли от закрытия школу

Жители села-острова в Якутии спасли от закрытия маленькую школу, забрав к себе сирот из детдома.

Делай добро и бросай его в воду: школа работает. а дети обрели родной дом и семью.

АСЯ ЖУКОВА

– Даже не пытайтесь, Римма Сергеевна говорить ни с кем не будет. Суровая, немногословная, настоящая якутянка, – твердили все, как сговорились.

Меж тем соцсети гудели: в якутском селе Хоточуу Римма Слепцова, директор, спасла свою школу, взяв на воспитание ребят из детдома (сюжет об этом вышел на одном из федеральных каналов). Не только сама, но и односельчан убедила. Неужели правда?

– Все так, – подтвердили в администрации улуса. Незадолго до того пошло подушевое финансирование школ. А село Хоточуу маленькое, 278 человек. В школе учеников 40. Вот и решили: держать ее невыгодно. Уж лучше убрать девятилетку, оставив только «началку». Куда детей? Им пришлось бы мотаться за 20 км.

rimma-slepcov
В якутском селе Хоточуу живет 278 человек. Фото: предоставлено порталом Якутск.Ru

Однако сельцо лежит в пойме Лены. И, когда река вскрывается, идет лед, Хоточуу превращается в остров. – Весной его полностью окружает вода, – качает головой Сергей Прокопьев, глава Жемконского наслега. – Но такое, конечно, не всякий раз. И все же на время паводка мы эвакуируем все село. Каждый год людей, живность, технику перевозим в палаточный лагерь наверху холма. Ждем, пока все пройдет. Так как возить детей учиться? Не лодки же в ледоход выгонять! К тому же наводнение смывает дороги – не проехать. Но тут, понятно, стеной встали родители: «вы издеваетесь!

35 лет в школе.

После одного из наводнений Хоточуу опустело. Люди уезжали целыми семьями. Оставляли дома, хозяйства: «Устали. Ни газа тебе, ничего, топим дровами, ни интернета путного, ни даже почты». Было 60-70 учеников, стало меньше 40.

– Школа – самое сердце села, – признаются люди. – В ней трудится почти половина жителей. Школа обучает, дает работу, все вертится вокруг нее. Это же комплекс: детсад, началка и основная школа. И всем хозяйством заведует Римма Сергеевна.

Жители, села, rimma-slepcov
Римма Слепцова. Фото: предоставлено порталом Якутск.Ru

Скажем сразу: дозвониться до нее нам все-таки удалось. Побеседовать с «Комсомолкой» женщину уговорили в местной администрации. В итоге проговорили больше двух часов.

– Я в школе с 1983-го. А мне 59-й год пошел, вот и считайте, – это вся моя жизнь. Сама из Якутии, окончила институт в Магадане. Там три года отработала – даже на острове Врангеля – и запросилась на родину. Так и попала в Хоточуу. Тогда там были только начальные классы. Маленький домик, печка. Вела русский язык. Заочно окончила якутский госуниверсит. А тут как раз школу преобразовали в девятилетку. Потом меня избрали директором.

Рождена, чтобы оберегать.

Узнав, что ее школе грозит закрытие, Римма Сергеевна пошла ва-банк. Собрала сельчан: «Надо что-то делать. Я предлагаю… усыновить детей. ».

(От редакции: юридический статус тех, кто взял детей – «приемная семья». Это значит, что на детей выплачиваются соответствующие пособия, и у них остаются фамилии биологических родителей).

Сама она, так сложилась судьба, вырастила четверых братьев и сестер, а потом оставшихся сиротами пятерых племянников. Вышла замуж еще в 1987-м, а завести своих малышей не получилось. Но – Бог дал – всегда была окружена детьми.

– У нас, якутов, ведь как? Мы оберегаем свою кровь. Сестра с мужем умерла, за ней брат, другой, у них пятеро детей: два мальчика и три девочки. От полутора до пяти лет. Куда же они пойдут – в детский дом? Поэтому я всегда забирала детей. Даже мама говорила: «Наверное, ты рождена была нас оберегать».

Прятали корочки под матрас

– Римма Сергеевна подняла весь народ, чтобы взяли детей, – директор Мохсоголлохского детского дома Василий Ильин до сих пор волнуется, когда говорит об этом. Сама приняла в семью четверых, и еще семьи четыре. Всего забрали 18 детей. Правда, часть вернулась обратно. Не все смогли адаптироваться. Все-таки у нас по большей части русскоговорящие ребята, им было непросто в якутском селе. А 12 детей остались.

(Поясним: ребят брали из «русского» детского дома, поскольку он ближе всего. Но якутские детдома тоже есть). …

Для себя женщина решила: возьму дочку, одну. В детдоме ей вручили альбомы с фото: смотрите, знакомьтесь. «А я листаю, – говорит, – и такое внутри чувство, как на смотрины приехала, нельзя так».

И тут случилось неожиданное. К ней подбежала девочка. Светленькая, класс шестой: «Мама, мамочка! Возьми нас, пожалуйста! Только я не одна – с братьями. Меня Леной зовут».

– У меня сердце ёкнуло, – вспоминает Римма Сергеевна. – Встала и за ней. На третий этаж поднялись, а там на диване трое мальчиков. Я уже после узнала: это двое братьев – Витя с Алешей, 3 и 4 класс. И их друг – Арсюшка. Глазами хлопают: «Возьмет не возьмет? ». Отказаться я не смогла. Вышла – звоню мужу: «Ну, папочка, держись! Берем четверых». А он говорит: «Знаешь, я за». А потом смеялся: «У меня три сыночка и лапочка дочка».

Первое время по ночам дети плакали, кричали: «Мама, помоги мне! ». Так страшно было, что волосы дыбом вставали, откровенничает женщина.

Прятали еду, хотя дома было всего полно. Раз она заглянула под матрасы, а там корочки хлеба. Пришлось растолковывать: «Вот холодильник, в нем продукты. Что хотите, то и берите. Вы уже не в детдоме, есть можно не по расписанию.

Учить надо было всему: беречь одежду, считать деньги, помогать по дому, даже супы варить. Дом раскололся пополам. Тут бы, казалось, и хэппи-энд: детей приютили, школу отстояли. Но в 2010-м в Хоточуу пришла беда.

– Весной село затопило полностью – одни крыши из воды торчали, – рассказывает Сергей Прокопьев. – Все коммуникации разрушены, дорог нет, инженерных сетей нет. Только-только успели эвакуировать людей. После бедствия восстановить село нам помогло правительство республики Саха. Сделали дороги, отремонтировали линии. И здание «разошлось» напополам. А они только-только начали жить одной семьей.

Узнав о ЧП, в детдоме решили: ребят надо забирать обратно. На время, пока не семья не отстроится. Почему вы нас хотите увезти? ». Сумели настоять на своем. Сообща, до осени смогли восстановить дом.

Наводнение повредило и старенькую, еще 30-х годов, школу. Вместо нее построили другую – на высоком фундаменте. О том, чтобы закрыть школу, речи уже не было. Появились новые ученики – и она ожила. Все стали говорить на русском. И потом многие якутские дети легко поступили в вузы.

Слепцовы и не заметили, как дети выросли. Витя отслужил в армии, выучился на автомеханика. Сейчас невесту присматривает – чтобы как мама. Арсюшка на втором курсе, будет электриком маломерных судов, Лена вышла замуж, работает технологом в ресторане.

– Разъехались мои дети, и я подумала: хорошо бы взять еще. Мои сразу в отказ: «Мама, не надо, зачем? ». А потом успокоились, меньше мы их любить не будем. Так четыре года назад у нас появилась Анечка, а в 2016-м – Уйгулана. Сейчас они в 10-м и 9 классе.

А семью… словно продолжают испытывать на прочность. В 2016-м у них дотла сгорел дом.

Якутии, спасли
Римма Слепцова всегда была окружена детьми

– И все нам так помогли. Глава подарил бревна – на постройку нового дома. Улус очень посодействовал, детдом дал кровати. Ставить новый дом собралось все село. Сейчас потихоньку обживаемся. …

Сейчас в школе учится почти 50 детей. Но не без проблем, конечно. Небольшое здание на каркасе просело, по фундаменту побежали трещины, швы кое-где разошлись. «Откапиталить бы, – вздыхает директор. – Но денег, говорят, пока нет».

–разводит руками глава наслега Сергей Прокопьев. – Поехали с Риммой Сергеевной в министерство. И школу снова удалось отстоять.

(имена детей изменены).

Екатерина Оболенская

Обычная биография.

Жители села-острова в Якутии спасли от закрытия школу: 1 комментарий

Комментарии запрещены.

Яндекс.Метрика